Far Cry 5 в семи главных фактах

Far Cry 5 в семи главных фактах

Последние две недели компания Ubisoft посвятила Far Cry 5. Студия показала логотип, постер, первый полноценный трейлер. До новой E3 мы вряд ли услышим что-то еще, поэтому пришло время пересмотреть конспект. Мы разобрали семь фактов о Far Cry 5, которые объясняют, что нужно знать об этой игре.

 

 

 

 

 

 

 

Разработчики не планируют придумать Far Cry заново

 

Разбуйтесь, раззуйтесь и оставьте надежду на полке, если от Far Cry 5 вы ждали переосмысления механик серий. Нет, на уровне идеи, на том тактильном уровне, где вы уже не замечаете разницы между собой и персонажем на экране это — та же игра.

Да, вы играли в нее несколько раз. Возможно, вы играли в нее 21 раз — столько игр выпустила Ubisoft по (незапатентованному) шаблону, который разработчики придумали между оригинальной Assassin's Creed и Far Cry 2.

Мы считали!

 

 

Правила не меняются уже десять лет. В начале вы — никто посередине неизвестности, с плохим оружием в руке как единственным способом взаимодействия с миром. В конце вы — машина уничтожитель, божественная сила ницшеанской природы. Посередине вы собираете цветочки, забираетесь на башни, катаетесь на машине и шьете себе новую шкуру из трех (не двух) убитых оленей.

Звучит как что-то плохое, на самом деле это не так. Нет ничего осудительного в клише как инструменте. В условностях шаблона Far Cry скрывается миллион деталей, миллион вариаций контекста. Сравните Far Cry 2 и Far Cry 3, и вы увидите две похожие, две разные игры.

Так что не надейтесь увидеть в Far Cry 5 что-то незнакомое. Но ожидайте — и требуйте! — от нее новой мелодии из популярных сэмплов.

 

 

 

 

 

 

 

Но игра станет свободнее

 

Журналисты Kotaku зарабатывают и тратят деньги, которых у «Ретранслятора» пока нет, поэтому журналисты Kotaku получают цитаты, о которых мы только мечтаем. К счастью, мы сможем процитировать цитату.

Разработчики Far Cry описывают игру так:

 

«Представьте, что вы играете в Far Cry 3, Far Cry 4 или в Primal, и натыкаетесь на блокпост. Напасть на него можно с любой стороны. У нас появился вопрос: "а почему мы не сможем сделать так же для всей игры? Почему бы нам не сделать так, чтобы к любому событию в игре вы могли подойти с любой стороны, и пригласить своих друзей в придачу?»

 

На словах это звучит так, будто авторы новой Far Cry собираются сделать игру более «свободной». Пока неясно как, но мы преположим.

Скорее всего, разработчики хотят разобрать заборы, которые ограничивали вас в предыдущих частях серии. В основных миссиях Far Cry словарь дизайнеров становился беднее: для вас строили два-три заранее продуманных маршрута. Похоже на то, что в новой Far Cry к любому заданию вы сможете подойти с любой идеей в голове.

 

 

 

 

 

 

 

Пятую часть серии делает Ubisoft Montreal (и четыре других студии)

 

Вы могли этого не знать, но любой блокбастер Ubisoft делает примерно два триллиона человек. В случае с пятой частью Far Cry, это пять студий, по одной на каждую цифру в заголовке. Основной работой занимается Ubisoft Montreal, а помогает ей студии компании в Шанхае, Торонто, Киеве и Ubisoft Reflections (которая вам знакома по серии Driver и практически точно отвечает за поведение машин в новой игре).

Команда в Монреале здесь основная, и о ней следует знать больше. Это те люди, которые отвечают за главные игры Ubisoft: на них завязаны серии Assassin's Creed, Watch Dogs и Far Cry. Если верить «Википедии», три года назад в этом офисе работала 2600 человек — сейчас, наверняка, еще больше. Не все из них заняты новой Far Cry (в том же офисе заодно делают новую Assassin's Creed), но будьте уверены, что эта игра дарит пиццу и пиво столам тысячи человек.

 

 

 

 

 

 

 

У Far Cry новый режиссер

 

Предыдущий абзац в этом тексте  должен проиллюстрировать единственную идею: что игры делают сотни человек. Но у каждой Far Cry есть «режиссер» — и многое в игре зависит именно от него. Сотни сотрудников Ubisoft потратят все свое рабочее время, чтобы шаблон игры работал так, как надо. «Режиссер» — главный дизайнер, креативный директор, как вам угодно — подберет для шаблона контекст.

В 2008 году режиссером Far Cry был Клинт Хокинг, разработчик старой школы, который парой лет раньше сделал лучшую часть шпионского триллера Splinter Cell. Его Far Cry 2 была циничной, холодной, жестокой к самому игроку. Позже его место заняли несколько человек, которые сделали серию более абстрактной, неосязаемой, ироничной — они подсадили ее на грибы и позвали летать.

С Far Cry 5 главный дизайнер снова поменялся. Теперь это Дэн Хэй, продюсер всех последних частей серии. В том же комментарии Kotaku, новый режиссер Far Cry уронил любопытную фразу.

Хэй объяснил, что Far Cry 5 родилась из старой паранойи, которая спала где-то в подъезде его сознания, а теперь проснулась и стучится в дверь. Разработчик говорит о паранойе Холодной войны, когда несколько поколений подряд завтракало с уверенностью, что с миром что-то совсем не так и на днях в расписании обнаружится ядерный апокалипсис. 

Заметно, что у Хэя есть какие-то свои идеи о том, какой должна быть Far Cry и о чем она должна рассказывать. Но как продюсеру всех новых частей серии, ему будет сложно заметить границу, где заканчивается он и начинается корпоративное «мы».  

 

 

 

 

 

 

 

Far Cry 5 делает сразу несколько политических заявлений. И это важно

 

Far Cry всегда была серией игр о безымянных местах. В тех, которые вы, стыдно вам или не очень, не покажете с первой попытки на карте. Африканская страна в Far Cry 2 — она была здесь или здесь? А остров из Far Cry 3 — тут или там? 

С Far Cry 5 у серии появилось место, которое знают все. Это США. Точнее, штат Монтана. Вот он:

 

 

Герои основных Far Cry всегда были туристами в местах, где они наводили беспорядок. Это неглупая серия, и она несколько раз занималась самоанализом, пыталась натолкнуть игрока на мысль о моральности его поступков. Но нельзя сделать антивоенный фильм, пока его интересно смотреть, и нельзя сделать антиколониальную игру, пока вы убиваете аборигенов.

В пятой части разработчики меняют страну на США, на каждом шагу вешают американские флаги, включают знакомые песни и предлагают главной аудитории своей игры убивать злых, но своих соседей. Это любопытно, но само по себе не так важно. В 2017 году эти соседи носят определенные кепки, а на кепках шрифтом Times New Roman вышито определенное сочетание букв.

 

 

В Ubisoft изо всех сил стараются не произносить слова «Трамп», но от этого никуда не деться. Внезапно, Far Cry 5 попала на границу борьбы между всем плохим и всем хорошим.

От того, как Far Cry 5 подойдет к анализу своей темы зависит то, будем ли мы о ней вспоминать. Она может закрыть глаза на мир вокруг и удариться в иронию, это легко. Но ее разработчики могут сделать больше: они могут рассказать о том, почему мы все оказались там, где мы оказались.

Кстати, поэтому так важно, что в Far Cry 5 вы сами делаете своего персонажа. Заранее прописанные герои мне всегда нравились больше, но с этой игрой это было важно — «помощником шерифа», который приехал разбираться с бедламом в Монтане, может быть девушка, может быть парень, может быть белый, черный, азиат и так далее. Анонс Far Cry 5 вызвал дикие споры между американскими правыми и левыми в твиттере, но не обращайте внимание на твиттер.

Обратите внимание на другое. В то время, когда Крым остается Крымом, когда популизм захватывает хельмовы пади европейских стран, когда у дизайнера шутера от первого лица просыпается старая паранойя, Far Cry 5 может стать игрой, которая расскажет миллионам игроков о лживых пророках и о том, что быть собой — нормально. 

 

 

 

 

 

 

 

 

Никто не забыл о пеших прогулках

 

Забудьте о самоанализе и выкиньте свою винтовку. Если вам не хочется учавствовать в политической дискуссии вокруг Far Cry 5, да и боевики уже надоели, не переживайте. Мы много говорим о том, какая яркая, какая эффектная Far Cry, но ее настоящая магия — в тишине.

В феврале 2018 года, когда копия Far Cry 5 въедет в квартиру вашего жесткого диска, попробуйте забраться куда-то подальше, освойте леса и не забудьте подумать о жизни. В игре можно завести собаку — возьмите ее с собой. А когда на своем пути натолкнетесь на самолет, летите в закат.

Мы рекомендуем закаты. Мы любим закаты. Вы услышали это впервые на «Ретрансляторе» — Far Cry 5 это игра о закатах.

 

 

 

 

 

 

 

Нам так и не ответили на главный вопрос

 

Так, давайте забудем все, о чем говорили и попробуем найти ответ на самый главный вопрос. Лично мне он уже неделю не дает покоя.

По сюжету Far Cry 5, радикальные христиане терроризируют округ в штате Монтана. Они захватывают дома и церкви, а жителей города расстреливают у стен. Некоторых насильно крестят. Ко всем в двери стучится Иисус и он не остановится, пока вы не откроете.

Провинция, где полиция?

Вызывайте армию, вызывайте ФБР, настолько ли всем вокруг плевать на Монтану? Почему главный герой может сесть в самолет, нет, он может учавствовать в воздушных боях, но никто не догадался слетать в соседний округ и набрать на телефоне 911?

Возможно, вот главная идея, главная политическая сатира этой игры. Когда все станет слишком плохо, никто не придет. И всем этим радикальным христианам не нужно готовиться к концу света. Он уже наступил — где-то между Far Cry 4 и Far Cry Primal.

 

 

 

 

 

Это текст на 1500 слов. Сохраните его себе в Pocket, если вас это пугает, но не смущает.

 

 

 


 Автор 

 


Cтепан Прохоренко 
Главный редактор «Ретранслятора».

  



Другие материалы:

Все, что вам нужно знать о Far Cry 5

Все, что вам нужно знать о Far Cry 5

Журналисты поиграли в рабочую версию Far Cry 5. Что они говорят об игре?

Журналисты поиграли в рабочую версию Far Cry 5. Что они говорят об игре?

Ubisoft опубликовали трейлер кооператива Far Cry 5

Ubisoft опубликовали трейлер кооператива Far Cry 5

Коментарии Far Cry 5 в семи главных фактах